Полковник полиции в отставке Александр Масюта в юности обезвредил террориста

… С годами жизнь опытного и талантливого сыщика обрастает легендами, он сам в кругу коллег становится фигурой знаковой, и уже не каждому ясно, где правда, где ложь – либо безобидная людская выдумка, либо знакомое мне самой вечное журналистское желание приукрасить события, и, увлекаясь, не беспокоится о правдоподобности…

За плечами полковника милиции Александра Масюты, начальника ЛОВД в аэропорту г. Ростов-на-Дону, всю свою жизнь до данной занимаемой должности проработавшем в уголовном розыске, немало интересных дел. Не раз, как и другим оперативным сотрудникам, ему приходилось рисковать жизнью, задерживая и обезвреживая опасных преступников. Но одна история, случившаяся практически в самом начале его милицейской карьеры, действительно превратилась в "притчу во языцех". Это история о террористе, захватившем заложников на станции Успенская. Она стала одной из составляющих эпизодов документального фильма. В процессе работы над ним Александр Спиридонович рассказывал мне, как было все на самом деле…

… Заложников было четверо – две женщины и их малолетние дети. Это уже позже выяснилось, что все они были знакомы с террористом. Впрочем, некогда хорошие отношения не помешали преступнику использовать их как прикрытие. 37-летний Олег Ивченко, житель небольшого украинского городка Амвросиевск, уже несколько лет находился в состоянии отчаяния, а в последнее время был прямо-таки не в себе. Об этом, конечно, догадывались и близкие, и друзья Олега. Но никому не приходила в голову мысль, что ему нужна профессиональная медицинская помощь.

И гром грянул. Последней каплей стали недавние стычки с украинской милицией – Олег и его друг были жестоко и беспричинно избиты стражами правопорядка у себя на родине. Но почему-то болезненное воображение привело его "искать правду" в России. А именно – обратить на себя внимание любым способом.

Четыреста грамм тротила были припасены с прошлого места работы – для бывшего шахтерского подрывника не составило труда изготовить взрывное устройство.

Слегка нервное поведение человека в зале ожидания не ускользнуло от внимания бойцов патрульно-постовой службы. Они посчитали не лишним досмотреть его. Но только милиционеры попытались приблизиться к подозрительному мужчине, как тот приказал им остановиться – иначе произойдет взрыв. Угрожая взорвать себя и всех окружающих, преступник вместе с заложниками забаррикадировался в помещении вокзала. Требований никаких не предъявлял…


Получив снайперскую винтовку, Александр Масюта, - в то время старший оперуполномоченный уголовного розыска на станции Таганрог, - выехал в составе опергруппы на личном автотранспорте в Успенскую. И, хотя протяженность участка составляла восемь километров, благодаря помощи сотрудников Госавтоинспекции, милиционеры были на месте уже через полчаса. К этому времени люди со станции были эвакуированы, а сотрудники территориальной милиции Матвеево-Курганского РОВД блокировали место, где находился террорист. Но переговоры с ним никто не вел. Это выпало на долю двух человек – начальника уголовного розыска Андрея Валерьевича Краева и Александра Масюты.

Краев и Масюта уверяли преступника, что вместе со взрывным устройством они не позволят ему выйти из здания, и, предлагая разные варианты, уговаривали разоружиться. Тот отвечал, что, в таком случае, он будет держать при себе женщин и детей.

Ивченко объяснял оперативникам, что они с приятелем были незаконно задержаны и он хочет ехать в Ростов-на-Дону - добиваться освобождения своего друга. Сотрудники угрозыска говорили ему, что он – гражданин Украины и эти вопросы должен решать в своей стране. Он отвечал, что ему все равно, где разбираться, лишь бы добиться правды…

Через некоторое время милиционерам удалось, казалось бы, невозможное – убедить террориста отпустить заложников. Вернее, "поменять" их на еду и бутылку коньяка. Правда, добавить в пищу снотворного не удалось – несмотря на психическое расстройство, преступник был осторожен и бдителен.

Лишь маленькое окошечко под потолком, через которое шли напряженные и утомительные переговоры, связывало теперь Олега с окружающим миром. Правда, напротив было еще одно наглухо закрытое окно. И за ним слышались звуки приближающегося поезда… Олег догадывался, что на нескольких участках расставлены снайперы. Но можно было рискнуть. Только решиться, только успеть. И тогда… Масюта тоже понимал его замысел. Опасность возрастала в несколько раз: если эта "живая бомба" кинется к пассажирскому составу, это может повлечь за собой многочисленные человеческие жертвы. Поэтому, когда Олег разбил стекло и стал выбивать ногой деревянные оконные перегородки, Масюта смотрел на него уже в прицел СВД. Оказавшись на огневом рубеже, как затравленный зверь, террорист заметался от окна к двери и обратно…

Между тем, поезд уходил. А вместе с ним для Олега уходила и последняя надежда. Он метнулся к окну с твердым решением - прыгать. Масюта бросил винтовку, выхватил табельный пистолет и, сделав предупредительный выстрел, крикнул, что откроет огонь на поражение. Счет времени шел на секунды. И преступнику, и милиционеру думать было уже некогда.

Олег Ивченко и не думал – прыгал. Масюта выстрелил второй раз, чувствуя, что не попадает. Затем последовал взрыв… Это был рикошет.

Задача перед опергруппой была поставлена просто – освободить заложников и обезвредить преступника. Сделать это надо было без потерь среди гражданского населения. И задача была выполнена. Служебная проверка, проведенная прокуратурой, признала действия Александра Масюты правомерными.

В 1996 году, а именно тогда все это и случилось, еще не существовало понятия "терраромания". То есть, явление самого терроризма, как таковое, вовсю процветало, но не занимало настолько умы наших сограждан, как сейчас. И захват заложников – пусть "всего" четырех и невесть бог каким бандитом – это было настоящее событие, а не рядовой случай.

Теперь часто и много спорят о том, нужно ли вести переговоры с преступниками. Спорят непосвященные – ведь посвященные знают, что переговоры по сути только для того и нужны, чтобы подготовиться к штурму. Но у Александра Масюты были другие намерения – ведь и противник другой. Масюта не просто "тянул время" до приезда спецподразделения. Он вполне твердо и искренно хотел договориться. "Я ему столько раз объяснял, - рассказывает Александр Спиридонович, что срок (по законам того времени) был бы минимальный, ведь он не судим. Получил бы год-полтора условно. Я предлагал ему даже вывести его из здания, вместе с ним выйти в поле, подальше от населенного пункта и там разоружиться. Общаясь с ним, я понял, что это мужественный человек… Мне его было жаль, ведь он мог бы остаться жив".

Поражает в этой истории не только то, как профессионально сработал оперативник, освободив двух малышей и их матерей, сохранив жизнь многим невинным людям. Поражает то, что даже спустя много лет, он так и не остался равнодушным.

Светлана Черновол (2005 г)

   
Ссылки на сайты органов государственной власти:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2021, МВД России